Виталий Кличко возвратится на ринг

Оперу "Тристан и Изольда" Вагнера представят в Москве

Группа "Рада и Терновник" представит в Москве новейший альбом "Укок"

Александр Невзоров: Чистота помыслов - это удел идиотов


Кажется, это и есть его призвание: он постоянно что-то препарировал - от протухшей колбасы в подвалах до муниципальных переворотов.

В молодости - регент в церковном хоре, послушник в монастыре. Позже каскадёр. С 1987 по 1993-й - создатель и ведущий самой рейтинговой телепередачи всех времён и народов: его «600 секунд» внесены в книжку рекордов Гиннеса, их смотрели больше 90 процентов телезрителей. В конце 1990 года газеты взорвало сообщение: совершено покушение на Невзорова, который шёл на встречу с особо ценным источником инфы, журналист ранен в грудь!

К счастью выяснилось, что пуля отыскала анатомически чрезвычайно правильное место, куда попасть, не задела ни 1-го жизненно принципиального органа, пройдя в паре см от сердца. Позже он сразу воевал и снимал репортажи в горячих точках - в Литве, Приднестровье, на Кавказе. Сделал серию репортажей «Наши» - о событиях в Вильнюсе в 1991-м. Сделал одноимённое народно-освободительное движение.

Снял наводящие оторопь собственной натуралистичностью и жестокостью киноленты «Чистилище» и «Ад» - о первой чеченской войне. Работал аналитиком у Березовского. Четыре раза избирался в Госдуму. Увлёкся лошадьми, вызнал о их всё - и сделал кинофильм «Лошадиная энцклопедия», вызвавший критику у конников-профессионалов. Не так давно глубоко опустился в науку о теле человека, стал анатомом и физиологом, и от зубов у него отскакивают научные имена и определения.

- Александр Глебович, вы кто? Журналист? Каскадёр? Депутат Госдумы четырёх созывов? Наездник и ипполог? Анатом?..

- Да как желаете именуйте! Хоть водопроводчиком - мне совсем всё равно. Хоть чемоданных дел мастером. Мне безразличны любые наклейки, которые можно на меня навесить.

- Тогда, быть может, вы - дилетант? Не в обидном смысле, а, понимаете, есть стихи Апухтина…

- Во-1-х, у этого слова не бывает необидного оттенка, и мне совсем всё равно, кем был ваш Апухтин. А во-2-х, ежели мы вспомним, кем был Левенгук - он был суконщиком. Ежели мы вспомним, кем был Маркони - просто самоучка. Ежели мы вспомним, кем был Лаплас - он закончил какую-то религиозную школу бенедиктинцев. Фарадей, Фуко… Шлиман вообщем был приказчик в бакалейной лавке, торговец, воришка и авантюрист. Не думаю, что у кого-нибудь повернётся язык Хаббла, Маркони, Авогадро, Лапласа именовать дилетантами.

- Но вы-то, в отличие от их, конструктивно меняете сферу деятельности каждые 5-7 лет. При всем этом в каждой ухитряетесь достигнуть фуррора. Так что я бы всё равно произнесла, что вы - блестящий дилетант.

- Я совсем не меняю! Я остаюсь самим собой - человеком, который отыскивает ответы. Просто в различное время меня интересуют различные вопросцы. И всё, я бы произнес, взаимоувязывается в такую достаточно логичную, поочередную и неразрываемую цепочку: что «Секунды», что лошадки, что войны, что политика, что анатомия и физиология - это всё звенья одной цепи.

Чума

- Вправду, можно связать в цепочку те «600 секунд» и вашу нынешнюю анатомию. Вас ведь ещё тогда винили в лишнем натурализме, в склонности выкапывать какие-то трупы, презервативы, крыс…

- Вот давайте не будем. Мне совсем всё равно, кто и в чём меня винит и за что хвалит. И никакого натурализма я за собой не вижу. И что, что презервативы? Изобретите себе другую жизнь, сделайте её на сто процентов розовой и плюшевой - тогда и в ней, возможно, не будет презервативов, трупов, дерьма, кишок, вони, религии и иной дряни.

- Опосля разоблачительных репортажей эры расцвета демократии вы круто сменили курс - и сняли кинофильм «Наши», возмутивший демократичекую общественность уже не только лишь натурализмом, но ещё и национализмом. Куда подевались ваши «имперские» взоры?

- Они естественным образом эволюционировали. И естественным образом метаморфизировались. Так как, как понятно, чуму лучше всех вылечивает тот, кто ею сам переболел. Чтоб знать и осознавать имперскую идеологию, имперскую идею, нужно было находиться снутри неё. Для того чтоб научиться её презирать так, как презираю я. Как вы понимаете, почти все великие врачи прошедшего ставили страшные опыты на для себя. И получали неоценимый опыт. И в этом смысле можно огласить, что мой опыт тоже бесценен.

- Я сообразила, кто вы: вы - острый экспериментатор. Тот, кто ставит опыты на самом для себя.

- Не только лишь на самом для себя, не нужно ограничивать мой профиль. У меня есть превосходный набор крыс.

- Во время событий в Риге в 91 году вы специально поехали в машине с ОМОНом вдоль строения МВД, чтоб доказать, что латыши вас обстреляют. И вас обстреляли. Чем же не опыт на для себя?

- Было полностью понятно, что её обстреляют. И что бы не поехать? Во-1-х, быть может - промажут. Во-2-х, все юные и из всех прёт совсем плутарховская непристойная отвага. Хамство и дерзость. Все желают боя. Все желают взорвать и сдетонировать ситуацию. И та сторона, и эта. Всякую ситуацию нужно стараться ставить так, чтоб получать очень незапятнанный итог.

Борюшка

- Как для вас с теми националистическими взорами…

- Быстрее, карамзинскими. Так как я ж выступал не с позиции российского национализма. Я выступал с позиции имперского национализма. Образчики которого содержатся в «Истории страны Русского». Таковая есть вздорная книга, которая охмуряет слабеньких мозгом не имеющих определённых познаний людей.

- Как для вас с таковыми карамзинскими взорами позже работалось консультантом у еврея Березовского?

- Для меня вообщем нет такового понятия - национальность. Это понятие не био. Вход в всякую национальность открыт для хоть какого человека. И поболее российского человека, чем был Боря Березовский, я вообщем никогда не лицезрел, ежели воспользоваться этими клише. Но мне-то это совсем индифферентно. Моя национальность - я русский. Ну и вообщем, слово национальность - крайнее, что мне приходит в голову.

- Березовский - это уже нечто диаметрально противоположное вашим «Нашим».

- Что означает - диаметрально противоположное? Я не присягал на верность ни одной стране. Я служу лишь себе. Ежели мои интересы и моя выгода совпадают с интересами остальных групп, я могу с ними соединяться, распадаться, отпадать, но никакими обязанностями я себя никогда не связывал. Ни перед кем!

- Поведайте про Березовского: какой он был, не считая как чрезвычайно российский?

- Прелестный человек! Другое дело - глядя о каком Березовском вы желаете знать. О том, который был сотворен как медиамиф? Либо о настоящем Борюшке?

- Нет, медиамиф все знают, давайте о настоящем Борюшке.

- Настоящий Борюшка представлял собой приблизительно одну 100 20 восьмую медиамифа. Обычный столичный интеллигент. Даже без особенных крайностей. Не особо, как я сейчас понимаю, интеллектуальный. Подтверждением этому служит то, что крайние годы жизни он провёл в жестоком ПГМе (православие мозга, - «Фонтанка»).

Володенька

- Не так давно вы были доверенным лицом Путина…

- И до этого времени остаюсь.

- Тоже «совпали интересы и выгода»?

- В данном случае - это долги. Он сделал для меня одно чрезвычайно доброе дело.

- Поведайте.

- Нет.

- А он о этом помнит?

- Помнит.

- Вы отлично его понимаете? Что он за человек?

- Его никто отлично не знает. Не запамятовывайте, что все люди эволюционируют и изменяются. Путин 10 годов назад, Путин 5 годов назад и сейчас - это различные люди. Но он мне симпатичен собственной школой, я имею в виду - чекистской. Предельной аккуратностью, серьёзностью, своим типичным притягательностью.

- Как для вас последствия этого своеобразия - страна, в какой и вы тоже живёте?

- Ну… Когда эти последствия станут нестерпимы… Я объясняю: моя родина закончилась в 91 году. А по поводу той берендеевой избушки, которую вы выстроили на развалинах моей родины, плачьте сами.

- Я выстроила?!

- Вы были в составе ГКЧП в августе 91-го?

- Нет, я была на митинге против ГКЧП у Ленсовета.

- Вот! Вот потому вы и выстроили. Но мне это строение неинтересно. И никогда не было любопытно. У меня, невзирая на всю мою абсолютную беспринципность, было полностью твёрдое представление о родине. И данной родиной был Русский Альянс. Почему некоторое гособразование, которое возникло на его обломках, считает себя наследником? Я не слышал из уст умирающего Русского Союза, чтоб он оставил наследников. Но мне всё это индифферентно, я с данной нам государством связан лишь налогами, которые исправно плачу. И формальным гражданством.

- В Русском Союзе не мог бы показаться ни журналист-разоблачитель Невзоров, ни ипполог и наездник, ни обладатель конюшни, даже начать обучаться анатомии и физиологии посреди жизни у вас навряд ли вышло бы.

- Мы не знаем, каким бы я был в действительности той империи.

- Чрезвычайно даже можно представить.

- Это как?

- Вы всё время идёте наперекор, ищете какое-то перпендикулярное направление. Сохранись СССР, вы бы, наверняка, назло всем стали монахом. Вы ведь собирались стать монахом?

- Нет, ну монахом нереально пробыть больше недельки, поверьте. Я был послушником - и продержался ровно 5 дней. Физиология ведь - не церковная старушка, она проповедей не слушает. Но это было чрезвычайно экзотично, всё равно что удрать к индейцам. И позже, это был неоценимый опыт. Но опыт приобретается - и всё. Вот существует таковой термин - исколотость. Это касается мозга крысы, в который уже было вставлено такое количество электростимуляторов и электродатчиков, что там не осталось живого места. И далее вживлять электроды уже некуда. Неважно какая тема владеет своим порогом «исколотости». Итак вот у тех моих церковных похождений порог исколотости был чрезвычайно маленький. Я достаточно быстро себе всё сообразил про церковь.

Танцы с папуасами

- Что конкретно вы сообразили про церковь?

- Что это совсем неинтересная организация, где люди ничем не различаются от людей за её пределами. И так как качество людей - это наилучшее мерило свойства организации, то разглядывать там оказалось нечего. Вера - это не наличие каких-либо особенных познаний. Это отсутствие простых. Для меня слова «вера» и «бог» не какие-то ругательные, для меня это - обозначение определённого уровня познаний. И он мне неинтересен.

- Говорите - неинтересен, но охотно комментируете деяния РПЦ.

- Я бы с огромным наслаждением не был известным атеистом, если б попы не вели себя так нагло. Так как они уже перебежали определённые границы, то почему бы не поспорить с ними?

- Почему церкви стало в ближайшее время настолько не мало?

- Так как естественным образом обрушился интеллектуальный уровень. На трагическое обрушение интеллекта и образования постоянно приходят гундяевы.

- Уважаемый вами Путин тоже любит постоять со свечкой.

- Как по другому? Ежели человек желает быть королём папуасов, ему тоже приходится плясать с перьями в попе вокруг костра. Какие к нему могут быть претензии, ежели 90 процентов населения страны - неандертальцы? Почему он должен ориентироваться не на их, которые обеспечат ему власть и спокойствие, а на 10 процентов каких-либо смутьянов, вечно кое-чем недовольных? Другое дело, что это расчёт неправильный: все, кто делал ставку на большая часть, постоянно проигрывал, так как революции делает меньшинство. А большая часть позже кусает в спину свою свою власть. Так как власть зря задумывается, что большая часть покорно конкретно ей. Оно просто вообщем покорно.

- Вы считаете, что дискуссии о свободе и демократии у нас бессмысленны?

- Пока - да. Мы лицезреем торжество рефлекса рабства.

- Термин «рефлекс рабства» вы употребляете в физиологическом смысле?

- Я цитирую Ивана Петровича Павлова, который непонятным для меня образом слова «рефлекс рабства» употреблял применительно к русскому народу в собственных выступлениях и лекциях. Это понятие, быстрее, культурологическое. Но ежели его использовал Иван Петрович… Вы осознаете, что я имею в виду.

Курьёзити

- Кажется, я могу именовать сферу деятельности, в какой вы, можно огласить, провалились. В других достигнули сверкающих результатов, а в данной нам были плохи.

- Это какая же?

- Вы были нехорошим депутатом Госдумы. Четыре, ежели не ошибаюсь, раза.

- А, так это не сфера, это - поиск льгот.

- Для вас необходимы были привилегии?

- Помилуйте, я таковой же живой человек, таковой же представитель достаточно отвратительного вида под заглавием Homo, и это полностью естественно. Вы сами осознаете, что чистота помыслов - это удел идиотов. Так что это - не деятельность, это - некоторая добавка к стилю жизни. Менее того. Она в своё время давала мигалку и остальные радости. А позже парламентаризм был похоронен: опосля отмены мигалок смысл в нём исчез совсем.

- Что ради тогда в Думе посиживают те, кто там посиживает на данный момент?

- Ну, мы же с вами договорились насчёт чистоты помыслов? Не будем подозревать в этом нынешних депутатов. Правда, в моё время у Думы не было такового массивного дрессировщика с таковым ужасным электризованным шамбарьером, какой есть на данный момент. Так что понятно, что эти-то уже просто перебежали всякую грань. Америкосы отыскивают какие-то враждебные формы жизни, забрасывают «Курьёзити» на Марс, он там ползает… Да «Курьёзити» было надо забрасывать в здание на Охотном ряду! Он бы там мог получить кусок Мизулиной, кусок Лаховой, и позже в лаборатории их бы долго изучили.

- Жалко, что вы прервали политическую карьеру: таковой террариум для наблюдений!

- Нет, там террариум очень конечный и очень ограниченный. Никаких особенных наблюдений там делать нереально. А позже они ввели эту партийную систему - было надо быть в некий партии. Тогда и я отказался. Не поэтому, что я принципиальный человек не стерплю мысли о принадлежности к «Единой Рф». Да мне по барабану! Но там партийная дисциплина, всякие эти глупости, что-то ты налоббируешь - принудят делиться, знаю я всё это.

- Вы говорили, что за 4 срока в Думе побывали там 4 раза. Вы хоть успели поголосовать за что-нибудь?

- У меня был на крайнем созыве товарищ по партии Коржаков. И посиживали мы как-то, как два сокола на горе темной. А у нас там кнопки были - «За», «Воздержался», «Против», «Запись на выступление». И он увидел, что я тыкаю мимо всех четырёх кнопочек. Ты ж, говорит, не пьёшь, ты куда тычешь? А я ему отвечаю: вот смотри, Василич, есть кнопки «За», «Против», «Воздержался», «Запись на выступление». Но нету кнопки «По…»…

- Тише, а то «Фонтанку» оштрафуют за мат.

- Матом я начал ругаться как раз опосля того, как его официально запретили. Другими словами тогда я это слово употребил, но в разговоре с прессой - лишь не так давно.

Самый человечный человек

- В Думе у депутата Невзорова был превосходный ассистент: Владимир Сергеевич Барсуков, он же Кумарин, так именуемый глава тамбовской мафии…

- Превосходный человек, чудеснейший! Один из самых красивых людей, каких я лицезрел в жизни.

- Как же вымогательство, рейдерство, убийства, за которые его осудили и ещё судят?

- Ежели мы прочтём обвинительное заключение, то поймём, что я говорю правду: это прекраснейший человек. Так как даже из обвинительного заключения можно сделать вывод, что он: никогда не ограбил бедного, никогда не поднял руку на беззащитного, никогда не обидел слабенького. А всё остальное меня не много тревожит.

Я - великолепный врун

- В одном интервью вы поведали, что в 1991 году заявили на допросе у следователя, как будто жалеете, что не приняли в путче наиболее активного роли. А на вашем веб-сайте сказано, что вы прямо участвовали в организации ГКЧП. Чему верить?

- Под активным ролью предполагалось совершенно другое, ежели вы думаете. Мне довелось достаточно активно участвовать. И организаторов там было достаточно много. В данном случае у поражения отцов не меньше, чем у хоть какой победы. А то, что я был посвящённым и прилагал много усилий для победы ГКЧП, это непременно. У меня хобби было такое: участвовать в муниципальных переворотах. Где вы ещё можете выяснить реальную механику госпереворота!

- Нередко вы что-то о для себя сочиняете?

- Когда бывает необходимость.

- А она бывает…

- Изредка. Другими словами я могу это делать, но я себя сиим не утруждаю. Так как, я уже говорил для вас, оценка меня совсем не тревожит.

- В 90-м году мы обсуждали покушение на журналиста Невзорова. Почти все не верили, считали это спектаклем. Может, расскажете сейчас, что это было?

- А нечего говорить. Я отдал на данную тему приблизительно 65 тыщ интервью.

- Но вы лишь что признались, что сможете присочинить.

- Если б я лицезрел необходимость, я бы, наверняка, присочинил. Но на тот момент мне это казалось достаточно болезненно.

- Врёте тоже изредка?

- Ну, нет! Вы что, запамятовали про 30 лет стажа на телевидении и 4 срока в Гос думе? Да вы меня обижаете! Я великолепный, квалифицированный врун. Но, к огорчению, я не вижу для вранья рынка внедрения. А, понимаете, когда долго не пользуешься языком, его начинаешь забывать.

50 пар перчаток

- Давайте побеседуем хоть о ком-то благородном и честном.

-?

- О лошадях.

- Совсем мне на данный момент неинтересная тема.

- Наигрались?

- Нет, поймите: я достиг в данном деле довольно серьёзных, существенных и осязаемых высот. Всё, что мне было надо выяснить, я вызнал. Это не меняет моего дела к лошадям. Как и к остальным животным - включая людей. Но разговор на данную тему на данный момент представляется неинтересным для меня.

- Но я всё-таки спрошу, так как это не совершенно о лошадях. В серии кинофильмов вы ведали о мучениях лошадки при традиционной выездке - в отличие от вашей методики. Почти все спецы вас критиковали. Так это правда была либо эпатаж?

- Почему эпатаж?! Естественно, для вас будут говорить, что это неправда! Они желают получать наслаждение, и всякий, кто встаёт меж ними и наслаждением, объявляется чокнутым, вруном и т.д.. Педофил для вас тоже скажет, что он знакомит мальчугана с жизнью и даёт ему конфеты! А вы откройте хоть какой учебник физиологии и анатомии - и поглядите строение тригеминального нерва и фациалиса лицевого. И последствия мощного тактильного деяния железа на инкапсулированные и неинкапсулированные нервишки ротовой полости. Всё тривиально, даже не надо как-то в особенности обосновывать. Да, лошадка управляется болью.

- А вы как управляете лошадью? Почему лошадки вас слушаются?

- Вы бы спросили Соню Дустову, няню моего мальчугана Саши. Она как-то собрала все мои перчатки по конюшне и спросила, выкидывать либо нет. И их сфотографировала. Это была куча из пятидесяти, наверняка, кожаных перчаток, протёртых до дыр. Лишь труд! Не бывает гениев, бывают лишь трудяги. Это всего-навсего опыт и одичавший труд. И не плохое познание анатомии и физиологии.

Наука времён Дарвина

- Вы начали учить анатомию человека, когда для вас не хватило познаний по анатомии лошадки?

- Да. Так как я столкнулся с тем, что уже на 120-м лошадином мозгу, уже по локоть в крови, утомившись секционировать, формалинировать, мариновать, убедившись, что практически никто до меня сиим не занимался, я кинулся глядеть, а что все-таки исследовано. И нашел, что под рукою есть полностью сопоставимый мозг человека. Который полностью подходящ для сравнительной анатомии.

- Куда вы отправь находить человечьи мозги?

- Сначала - к собственному другу Наталье Петровне Бехтеревой. Она произнесла: «Сашенька, пока вы не будете 5 лет зубрить и резать, вы ничего не поймёте. Через 5 лет с вами можно будет огласить пару слов по этому поводу - не больше». К счастью, я имею способности оплачивать всех преподавателей, получать любые препараты, любые лаборатории. «Секундовское» имя мне это до этого времени дозволяет, я довольно удачно на нём паразитирую. И я честно 4 года зубрил и резал.

- Где?

- В различных местах. В Рф и за границей. За границей это делать проще.

- Ко вскрытиям допускают всех, кто захотит?

- Естественно! Хоть какого, кто платит.

- Вы произнесли, что занятия выбираете из суждений выгоды. От анатомии для вас какая выгода?

- От анатомии - никакой. Напротив: у меня есть возможность удовлетворять потребности личной выгоды, чтоб заниматься наукой. У нас для того, чтоб заниматься наукой, нужно быть финансово полностью независящим человеком. Понимаете, что самое ужасное в нынешней науке? Нет, не эти бутафорские нагромождения дОцентов и картонные университеты. Я вижу глаза курсантов ВМА, которые слушают офигительную лекцию, которую произносит наилучший спец в Рф. Они бегут за доктором, провожая его из аудитории, задавая вопросцы, подавая пальто, выходят… И лицезреют, как он садится в гнилостные «Жигули». И соображают, что ежели это единственное, чем общество сумело вознаградить даже такового уровня учёного, то в науке делать нечего. Так что на данный момент наука возвратилась во времена Томаса Генри Хаксли, во времена Дарвина, когда необходимо быть полностью независящим, чтоб ею заниматься.

- Скажите, откуда ваша финансовая независимость? Со времени «600 секунд» прошло 23 года.

- А вот на данную тему вообщем не буду говорить.

- Но ведь на что-то вы живёте?

- Ох… Меня не достаточно волнует этот вопросец.

- Лошадок, снова же, нужно подкармливать.

- Едят.

Вопросцы и ответы

- Вы уже понимаете, чем будете заниматься, когда насытитесь анатомией?

- Нет-нет, мне ещё разбираться с абиогенезом, ретикулярной формацией, с массой коллатералей… Один вопросец тянет за собой иной, и это всё довольно долго.

- Но ежели в стране выйдет директива, чтоб все занимались анатомией, то, думаю, вы займётесь чем угодно, лишь не ею.

- Я знаю, что таковой директивы быть не может, тут я спокоен.

- У нас не такое быть может, вы не увидели?

- К тому же я уже практически разобрался в том, в чём желал.

- Вы ищете ответа на некий вопросец?

- Я не могу огласить, что ищу ответ на некий вопросец, так как я подозреваю всякую пакость, и уже удостоверился многократно, что эта пакость непременно происходит. Вот изобрету какую-то блестящую формулировку - и хожу, как индюк, в течение недельки, счастливый. А позже выясняется, что академик Бернал это произнес 45 годов назад.

- Беда.

- Да. И я подозреваю, что на мои вопросцы ответы уже издавна кем-то даны. Моё дело - систематизировать некие вещи и, пользуясь своими журналистскими возможностями, конвертировать их в общепонятное. Мне это любопытно.

Абиогенез

- Скажите, что обязано произойти, исключая, естественно, личные происшествия, чтоб для вас стало страшно?

- Ужас - это штука таковая неподвластная. Ежели вы думаете, что работа каскадёром либо медаль «За личное мужество» - это гарантия особенной смелости, это не так. Да, я прошёл через что-то, но ведь здесь вопросец цены: можно лезть под пули, а можно не лезть. Можно рисковать жизнью либо не рисковать - вопросец цены.

- Работая каскадёром, вы навряд ли задумывались лишь о стоимости?

- Вы что, с разума сошли? Платили 120 рублей за подсечку! Это была месячная зарплата в СССР! Так что это тоже был вопросец цены.

- Вы бравируете собственной беспринципностью? Либо мне показалось?

- Ну, с учётом искусственности и декоративности таковых понятий, как мораль и принципы, беспринципиальным быть достаточно трудно. Цинизм - это просто умение именовать вещи своими именами. Потому для меня нет понятия беспринципность.

- А может что-то случиться, чтоб для вас стало постыдно?

- Нет, вот постыдно - это не ко мне. Точно не ко мне.

- Быть может, что-то может вас привести в ярость?

- Ничего. Я от особей этого вида ничего неплохого не жду, отлично знаю их природу, их устои, их антропологическую и эволюционную историю, меня ничто привести в ярость либо разочаровать не может.

- Ну, хоть порадовать?

- Ну, меня веселит, когда я вижу познания и возможность их поднакопить.

- У вас есть отпрыск, сын-то вас веселит?

- Веселит.

- И чем?

- Развитием, познаниями. Я смотрю, как из животного, каким является ребёнок, начинает медленно-медленно делаться та единичка социальной структуры, носитель инфы.

- Это вы про отпрыска - носитель инфы?

- Да, мне чрезвычайно любопытно следить за переменами в нём.

- А вы его воспитываете либо дрессируете?

- Ну, понимаете, просто слово «дрессировка» в ваших устах вдруг получило некий нехороший смысл. Но можно огласить, что воспитание - это дрессировка, а дрессировка - это воспитание. Какая разница? Мы все - дрессированные животные. И вы, и я.

- Для вас нравится казаться таковым автоматом?

- Я беседую с вами открыто и искренне, у меня нет желания кем-то казаться. Я таковой, какой я есть.

- У меня двоится в очах: по тому, что вы говорите, - незапятнанный автомат…

- Нет, автомат - нехорошее слово, давайте найдём наиболее благородное. Рептилия. У их плохо, что именуется с чувствами.

- Вот на рептилию вы точно не похожи. По тому, как вы говорите, - вы человек чрезвычайно живой и даже чрезвычайно чувственный.

- Слово эмоции не имеет научного смысла. Это - к психологам. Мне это неинтересно.

Беседовала Ира Тумакова, «Фонтанка.ру»






Джордж Буш-младший в первый раз стал дедушкой, внучку окрестили Милой

На милиционеров, упустивших Мельника, заведено дело


Copyright © 2013 О шоу-бизнесе и не только. Poryvisto.ru. All Rights Reserved.