Калининград воспринимает интернациональный детский фестиваль джаза

Голубев хворает за ростовских участников "Огромных танцев"

Алене Ланской подарили звезду

Погиб Отто Мюль


Отто Мюль был старше других патриархов венского акционизма - Гюнтера Бруса, Германа Нитша и Рудольфа Шварцкоглера. Разница в 13-15 лет оказалась роковой: в 1943-м ему исполнилось 18, его призвали в армию, он дослужился до лейтенанта, участвовал в пришествии в Арденнах и чуть избежал русского плена. Отпрыск умеренного бургенландского учителя, опосля войны он собирался продолжить династию: выучился на педагога германского и истории, но более одного года в школе не продержался. Поступил в Венскую академию художеств - снова же на педагогическое отделение - и опосля лет 10 занимался арт-терапией со страдающими нервными болезнями детками. Знакомство с Брусом и Нитшем, тогда мальчишками, не имевшими за плечами военного опыта, перевернуло его жизнь снова.

Предчувствие студенческой революции чуть ощущалось в затхлом воздухе Вены, консервативной, провинциальной и добропорядочной, загнавшей воспоминания о нацистском прошедшем в глубочайшее подсознание. Первой уловив грозовые предвестья, банда венских акционистов принялась разряжать буржуазную атмосферу провокационными акциями в спектре от дадаистских выходок до языческих мистерий, испытывая на крепкость лицемерие и ханжество граждан. Ведь Вена была очень толстокожа, чтоб ощутить уколы ножика, дырявящего покрытый краской в манере информель холст: Мюль и его новейшие друзья соображали, что с живописью пора завязывать. В 1962-м он уже участвовал в трехдневной акции «Кровавый орган». В 1963-м был в первый раз арестован на две недельки за буйства на «Праздничке психофизического натурализма», в процессе которого на головы случайной публики из окна полетел буфет, набитый мукой и вареньем. А в 1968-м получил собственный 1-ый срок: сел в тюрьму на два месяца за роль в знаменитой акции «Искусство и революция» в Венском институте - количество пощечин публичному вкусу, розданных тогда веселой компанией, сопровождавшей свою публичную лекцию мастурбацией и дефекацией, в том числе на австрийский флаг, переполнило публичное терпение.

Первопроходчик кураторства Харальд Зееман, выставки documenta, движение Fluxus - Мюль тоже был полон решимости стереть границу меж жизнью и искусством, но акции как форма, быстро ставшая фестивально-выставочной, а следовательно, буржуазной, его наиболее не устраивали. Оставив вакханалии своим наиболее молодым подельникам, Мюль возвратился к живописи и вплоть до самой погибели продолжал экспериментировать с различными техниками экспрессионистского письма и коллажирования, каковые время от времени подкреплял еще одним разбойническим, анархистским манифестом. Но это было не основное: в 1970-м он основал в Вене не то коммуну, не то секту, позднее названную Aktionsanalytische Organisation (Акционно-аналитическая организация; AAO), где был проведен его самый конкретный художественно-педагогический опыт в области жизнестроительства и выкармливания новейшего, полностью раскованного, естественного, как зверек, человека. Опыт по полному пересозданию человека и общества - фронтовика Мюля, видавшего различные формы тоталитаризма в лицо, не стращали тоталитарные утопии. Помещавшаяся сначала в Вене на Пратерштрассе, а потом переехавшая в городок Фридрихсхоф, ААО зиждилась на принципах вольной любви, общей принадлежности и коллективного воспитания малышей без предрассудков. В золотые годы (середина 1980-х) она насчитывала порядка 700 человек. Но в 1991-м коммунизму пришел конец - ААО распалась, а основоположник сел в тюрьму на семь лет по обвинениям в педофилии и нелегальном обороте наркотиков. Закон смирился со почти всеми завоеваниями венских акционистов, но сексапильное раскрепощение до первобытного состояния все таки преследовалось уголовным кодексом. Все обвинения Отто Мюль отторг, отказался просить прощения и каяться, в заключении рисовал, писал картины и придумывал «Письма из тюрьмы». А выйдя на свободу, уехал из Австрии в Португалию, где вновь поселился в коммуне живописцев.

Он был обижен на родину - родина была обижена на него. Да, в 1998-м Мюля пригласили в Бургтеатр читать со сцены его «письма из мертвого дома» и устроили выставку тюремных работ в Музее прикладного искусства (МАК). Но зато на ретроспективе к 100-летию Сецессиона в том же 1998-м мюлевская картина-коллаж «Keinen Keks heute», в карикатурном виде изображавшая вселенскую политическую оргию, подверглась атаке вандала, узревшего в ней порнуху. Начался суд, и политический памфлет запретили выставлять в Австрии - решение удалось оспорить только 10 лет спустя в Европейском суде по правам человека, когда Мюля уже рвали на части Лувр и MoMA и совершенно недолго оставалось до открытия Музея венского акционизма в злосчастном Фридрихсхофе. Все это время огромную поддержку художнику в Австрии оказывал мятежный директор МАК Петер Невер, со скандалом уволившийся два года назад. Поколение бунтовщиков не без предпосылки равномерно уходит.

Анна Толстова






Выставка портретов муниципальных деятелей и магнатов XIV-XVIII веков раскроется 8 мая в Государственном художественном музее

Вайкуле жалеет о собственной свадьбе в Лас-Вегасе


Copyright © 2013 О шоу-бизнесе и не только. Poryvisto.ru. All Rights Reserved.